18 октября пятница
СЕЙЧАС +0°С

«Обвинение несостоятельно»: в суде начали выступать адвокаты экс-руководителя УФСИН Зауралья

Прения по делу Ильгиза Ильясова продолжатся 20 сентября

Поделиться

Сегодня в суде успел выступить только один адвокат Ильясова

Сегодня в суде успел выступить только один адвокат Ильясова

Сегодня, 19 сентября, в Курганском городском суде продолжились прения по делу бывшего руководителя УФСИН Зауралья Ильгиза Ильясова. Его обвиняют в получении взятки, растрате и злоупотреблении должностными полномочиями. Задержали экс-руководителя УФСИН в ноябре 2017 года, суд рассматривает дело уже больше года. 

Накануне гособвинитель Алексей Киселев ходатайствовал приговорить Ильясова к семи годам лишения свободы, штрафу в два миллиона рублей, также лишению права занимать должности на государственной службе в течение пяти лет и специального звания — полковник внутренней службы.

На заседании суда сегодня присутствовали два из трех защитников Ильясова, озвучить свою позицию успел только один адвокат. На это потребовалось чуть больше двух часов. Сторона защиты настаивает на невиновности бывшего руководителя УФСИН региона. 

Больше часа защитники Ильясова уделили обвинению в растрате 13 миллионов рублей при строительстве дома в селе Иковка Кетовского района для сотрудников и пенсионеров УФСИН. 

По версии следствия, в 2012 году Ильясов растратил деньги, выделенные по госконтрактам на возведение многоквартирного жилого дома. Представитель компании «ПромНефтеСтрой», которая являлась субподрядной организацией, помогал ему в подделке документов о стоимости строительства: указывались более дорогие работы и материалы. В декабре 2012 года бывший начальник УФСИН принял недостроенный жилой дом, несмотря на то что права людей на благоприятные условия проживания нарушались.

— Я считаю обвинение несостоятельным в той части, что Ильясов, заведомо зная, что в актах отражены не соответствующие действительности данные, подписывал их и давал указания оплатить, понимая, что они не соответствуют действительности, — начала свою речь адвокат.

По мнению стороны защиты, чтобы подсудимый понимал, что в актах указаны недостоверные данные, он должен был самостоятельно их составлять. К тому же у него должно было быть специальное строительное образование. Кроме того, Ильясов в этом случае лично должен был контролировать рабочих. Но на судебных заседаниях установлено, что начальник УФСИН осуществляет только общее руководство управлением. 

— Ильясов закрепил объект строительства, 36-квартирный дом на станции Иковка, за конкретными лицами, которые были обязаны осуществлять непосредственный контроль за ходом работ, в том числе следить за деятельностью субподрядчика, как это предусмотрено контрактом, проверять соответствие выполненных работ, отраженных в актах, — отметила адвокат.

Гособвинитель Алексей Киселев накануне просил суд назначить Ильясову наказание в виде семи лет лишения свободы и штрафа в два миллиона рублей

Гособвинитель Алексей Киселев накануне просил суд назначить Ильясову наказание в виде семи лет лишения свободы и штрафа в два миллиона рублей

Сам Ильгиз Ильясов подписывал все документы только после того, как их принимала комиссия из компетентных специалистов. Не доверять ответственным лицам, контролировавшим строительство, у него причин не было. А с точки зрения следствия, отметила адвокат, получается, что ее подзащитный один должен был контролировать все работы и нести за них ответственность. 

— В конце 2012 года Ильясову доложили, что работы не могут быть выполнены в срок: выявили недостатки, для устранения которых требовалось время. Поэтому возникла ситуация с необходимостью возвращения денежных средств в бюджет, поскольку это был конец года. В таком случае работы встали бы, объект опять неизвестно когда достроился бы, так как неизвестно, когда будут опять выделены деньги из бюджета, — отметила сторона защиты.

Ильясов принял решение освоить деньги до конца, поскольку 36 семей сотрудников УФСИН ждали ключи от новых квартир. По словам защитников, ответственные лица уверили подсудимого, что все необходимые материалы уже завезены, заплатить нужно будет только за работу заключенных ИК-6, которые трудились на объекте. Речь шла о сумме в пределах 500 тысяч рублей.

— Я считаю, эти действия Ильясова должны квалифицироваться как нормальный хозяйственный риск, который постоянно присутствует при осуществлении производственно-хозяйственной деятельности, и он не выходит за пределы обычного предпринимательского риска. Действия были направлены на то, чтобы предотвратить ущерб, который наступил бы при простое. Это штрафные санкции и удорожание строительства. Общественная опасность в этих действиях отсутствует, деньги были освоены на выделенные цели — возведение дома, — резюмировала сторона защиты.

То, что объект строили осужденные из материалов, производимых заключенными, не прихоть экс-начальника УФСИН Курганской области. Этот момент был прописан в договоре между генподрядчиком и субподрядчиком.

— Разделом 5 договора субподряда предусмотрена обязанность субодрядчика использовать при возведении дома труд осужденных и строительные материалы, изготовленные учреждениями УФСИН. Поэтому ссылка гособвинителя на показания свидетелей о том, что Ильясов навязал, заставил применять труд осужденных и стройматериалы, является, я полагаю, надуманной. Об этом условии было известно до заключения договора, — отметила сторона защиты. 

Свидетельские показания и протоколы совещаний подтверждают, что осужденные, не обладающие нужными для строительства дома навыками, работали на участках, где квалифицированный труд не был нужен. Претензий к качеству стройматериалов ни у кого не было. Письменных претензий со стороны субподрядчика тоже не поступало.

Отдельный вопрос у адвокатов Ильясова возник к качеству строительно-технической судебной экспертизы, которая, по мнению защиты, является единственным доказательством растраты 13 миллионов рублей. 

— Ущерб был определен из сумм работ, определенных между гензаказчиком и генподрядчиком, сминусовали те работы, которые были определены между генподрядчиком и субподрядчиком. Я считаю, что невозможно таким образом определять ущерб. Что мешало поставить вопрос, какие работы были выполнены на объекте по факту, определить их стоимость и сравнить с тем, сколько было оплачено? Не беря во внимание те акты, которые были между генподрядчиком и субподрядчиком, — пояснила адвокат.

У адвокатов Ильясова есть претензии к качеству проведенной строительно-технической судебной экспертизы, которая установила размер ущерба

У адвокатов Ильясова есть претензии к качеству проведенной строительно-технической судебной экспертизы, которая установила размер ущерба

Эти 13 миллионов появились в результате договоров между генподрядчиком, СМУ 22, и субподрядчиком, «ПромНефтеСтроем». 

— В заключении эксперта проверяется, сколько заплатил денег генподрядчик субподрядчику. Это их взаимоотношения, и получается, что претензию предъявляем заказчику 13 миллионов, а это чистая прибыль генподрядчика. Поэтому однозначно можно заявить, что ущерба нет и что это подтверждается заключением эксперта, — приходит к выводу защита Ильясова.

Претензия следствия, что дом был построен с недостатками, тоже в глазах стороны защиты выглядит неубедительной. После сдачи новостройки в 2013 году на дом действовала гарантия. И в рамках гарантийных обязательств все выявленные недостатки устранялись, об этом свидетельствует переписка сотрудников управления ФСИН, в которой указывали сроки выполнения работ. 

Заключение экспертизы, перечисляющей дефекты здания, неубедительно, считает адвокат. С момента сдачи дома прошло пять лет, и, по мнению стороны защиты, дефекты могли возникнуть позже. Не доказано, что они связаны со строительством. 

Всё это, считает сторона защиты, указывает на невиновность Ильгиза Ильясова по данным пунктам обвинения. Прения продолжатся завтра, суду предстоит выслушать еще двух защитников бывшего руководителя УФСИН Курганской области.

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Егор
19 сен 2019 в 20:58

Посадить!!!!+