Житель Кургана о том, как из летчика стал художником-оформителем
Житель Кургана о том, как из летчика стал художником-оформителем

Игорь Атрошенко вырос в Кургане и сменил несколько профессий. Сейчас он выбрал необычное занятие — он создает барельефы на стенах с самыми разнообразными сюжетами: от древних людей и слонов до сказочных замков и народов майя. О художнике рассказал его сын. Молодой человек давно перебрался в Екатеринбург, в то время как Игорь украшает дома курганских предпринимателей. Мы побывали у его заказчиков, а по дороге художник рассказал начистоту: какие бывают клиенты, как на стенах вырастают города и сколько стоит дом оформить.

Полгода разгружал вагоны и купил краски

В 1984 году я оканчивал 11 школу. Со мной в классе учился Саша Васин, художник от бога. Учительница предложила за четверку по литературе оформить ей класс. Саша рисовал Достоевского, Пушкина, а я тексты писал. У Саши на столе лежал набор масляных красок, и мне так захотелось что-нибудь нарисовать! Я на тетрадном листке маслом написал яблоко и загорелся до такой степени, что на краски потратил 70 рублей со сберкнижки (всю зиму вагоны разгружал за эти деньги!). Деньги достались тяжело, и потратить на ерунду было жалко, купил дорогущие краски и после этого начал рисовать.

Летчик, который строит бани

Летчиком мечтал стать с детства, окончил Троицкое училище гражданской авиации. Еще во время учебы реставрировал иконы. Пришел в Троицкую церковь и соврал, что учился в Ленинградском реставрационном училище и меня якобы за драку отчислили. На пробу мне дали несколько икон, я их отремонтировал, подкрасил — в училище реставрировал. Днем маршировал, ночью — рисовал. Командир роты хороший мужик был — все условия создал. За три года не было ни одной жалобы, хотя сейчас понимаю, что технологии у меня были допотопными.

Летать так и не получилось: два года проработал в курганском аэропорту, он начал разваливаться, и нас сократили. Ушел на курганскую ТЭЦ — ремонтировал насосы для турбин. Спустя 15 лет мне друзья предложили уйти в бизнес, они открыли колхоз, но он быстро прогорел. Тогда я занялся недвижимостью, после строительством и барельефами.

Все начиналось с картин — часть до сих пор хранится на даче
Все начиналось с картин — часть до сих пор хранится на даче

Картина для Лувра

Всё это время я не оставлял творчество: продавал картины (пейзажи, море рисовал), в аэропорту два дна работаешь и два отдыхаешь, и в свободное от работы время разрисовывал ресторан «Сокол», детские садики. В Кургане в 1990-е годы картину одну у меня купили граждане, обещали, что будет висеть в Лувре! Сказали, заплатят то ли 10, то ли 15 тысяч долларов. Картину отдал, а те люди пропали. Там море было нарисовано.

Одну картину, на которой было изображено море, у Игоря просто украли, так и не заплатив за работу
Одну картину, на которой было изображено море, у Игоря просто украли, так и не заплатив за работу

В Кургане нельзя облажаться

У меня было столько заказов, что приходилось отказываться — не успевал! У Кургана есть специфика: здесь все друг друга знают, и облажаться здесь никак нельзя. Сделал хорошо — тебя следующим рекомендуют. Но в этот год снизилось количество: говорят, кризис. Последняя работа — замок за 150 тысяч. Я знаю, что мои работы стоят дороже, но в Кургане просто платить не хотят. Сделал быстро — для заказчиков это не показатель качества, а, наоборот, значит работа была лёгкой. В таких случаях я говорю: возьми и попробуй сам.

Приходилось работать с людьми, у которых денег очень много. Но после изготовления работы они начинали себя как барыги вести: давай дешевле. Вроде нормальный мужик, сторговались, определили цену, я сделал вечером, отправил фотографию, а он удивился — почему так быстро? В его понимании он заплатил за то, что делается легко и того не стоит.

Примерная площадь работы 12 квадратных метров
Примерная площадь работы 12 квадратных метров
Панно пришлось сделать заново — из-за строителей центральная часть барельефа обрушилась
Панно пришлось сделать заново — из-за строителей центральная часть барельефа обрушилась

Дерево из штукатурки

В последние годы делаю панно из ротбанда (штукатурная смесь). Это не камень — отколол кусок и всё. Ротбанд прощает ошибки: его можно сломать и восстановить, в этом огромный плюс. Клиенту Павлу предложил комнату отдыха отделать деревом: прикинули — очень дорого. И я сделал штукатурку под дерево, а так куб дуба — 100 тысяч! Еще привезти и обработать надо, а штукатурка 2,5 тысячи за квадратный метр с работой.

Скальпель, щетка и кондитерский мешок

Этот замок площадью около 12 квадратных метров. Работал я один. Сначала наносил слой, расчертил доски — фактура досок делается щеткой, которой пол подметают, или стамеской, потом красим и готово. В барельефе с замком технология другая: подготовка стены, железные каркасы для веток — чтобы объем был, слой ротбанда, а потом рисунок вырезается скальпелями, гравёрами, мастихинами, столовыми ножами, всем, что «шкарябает» и царапает (всё точу сам), а после прокрашивается. Использовал и кондитерские мешки, и даже пакеты из-под молока! Здесь камень, например, формой как настоящий, с другой стороны, я хочу, чтобы все выглядело не настоящим, а как в сказке. В нашей жизни сказки людям не хватает.

Главные инструменты: мастихины, скальпели, ножи
Главные инструменты: мастихины, скальпели, ножи
Штукатурка имитирует дуб — рисунок древесины наносили щеткой для пола, а канат настоящий
Штукатурка имитирует дуб — рисунок древесины наносили щеткой для пола, а канат настоящий

Двойная работа

Скажу по секрету — с той стороны ребята делали баню, когда работа уже была готова, и всю эту часть (подошел к панно и широко раскинул руки. — Прим. ред.) они обрушили! Сверлили с другой стороны, и огромный кусок просто упал… И я всё восстановил — месяц работы бесплатно!

Заказчик Павел хотел мужичков с пивом, а вышел замок

Вместо замка должна была быть «природа русская, домик старенький с окном, в окне мужички пьют пиво и парятся веничками». Такой был эскиз в голове у заказчика.

—Обратился к одному мастеру — тот несколько раз нарисовал, ну совсем не то! Говорю своему знакомому — кто у тебя там есть, давай его сюда! Пообщались с Игорем, он показал, что умеет, и я ему дал полную свободу. А мужички с банькой подождут — у меня дом большой, сделаем ещё, — рассказал заказчик по имени Павел, который согласился показать работу Игоря в своем доме.

Объемные грозди сначала укрепили проволокой для прочности и объёма
Объемные грозди сначала укрепили проволокой для прочности и объёма
Писк сезона — карты мира
Писк сезона — карты мира
Клиенты приходят к Игорю по рекомендации друзей
Клиенты приходят к Игорю по рекомендации друзей

Замок за десять миллионов

Я хочу сделать что-то большое, но нет заказчика, который мог бы воплотить мои мечты. Я работаю с камнем, и я хочу построить огромный замок 13х8 метров и 4 метра высотой: резать камни, свет, решетки медные, ворота открывающиеся... Товарищу Муратову (зауральский промышленник Сергей Муратов. — Прим. ред.) предлагал за 10 миллионов построить такой замок, но он отказался. Не думаю, что из-за денег, скорее, из-за времени. Я бы года два делал.

Я могу делать больше

Я пытаюсь переехать в Екатеринбург, думаю, там люди более понятливые к такому творчеству, как у меня, а в Кургане хотят, чтобы было красиво, а платить не хотят. Сын инстаграм продвигает, вам написал. Будем переезжать туда — дети планируют второго ребенка. Да и считаю, что там более перспективно. В Кургане я свою нишу занял.

Работы Игорь старается не повторять. Он уверен, что каждый клиент заказывает такие панно больше не для себя, а чтобы удивить гостей
Работы Игорь старается не повторять. Он уверен, что каждый клиент заказывает такие панно больше не для себя, а чтобы удивить гостей
Подобное панно заказчик увидел в ресторане в Сочи — мастеру пришлось найти точное изображение бутылок грузинского вина, а самое главное, правильное написание иностранных названий
Подобное панно заказчик увидел в ресторане в Сочи — мастеру пришлось найти точное изображение бутылок грузинского вина, а самое главное, правильное написание иностранных названий

С молодыми дизайнерами не сработался

Пытался работать с агентствами, но они отталкивают. Мы, мол, дизайнеры! Девочка взяла тун-тун-тун набросала в компьютере интерьер и выдает за свое творчество. А творчество — это голова, руки и карандаш. Я не только знаю, как картинку сделать, я представляю, как весь дом построить, куда открывается дверь, как вставить окно, у меня более глубокие знания. И образование, которое дается сейчас, от моего кардинально отличается. Чтобы узнать, как смешать краски, я шёл в библиотеку читать и думать, поэтому эти знания никогда из головы не уйдут. А сейчас знания через интернет достаются легко. В Европе вот ручная работа больше ценится, чем работа чиновников и политиков, но у нас всё не так.

Работу, посвященная майя, художник сделал у себя на даче
Работу, посвященная майя, художник сделал у себя на даче
Оформитель за работой
Оформитель за работой
Некоторые работы художник подписывает
Некоторые работы художник подписывает