15 октября вторник
СЕЙЧАС +6°С
Фото пользователя

Роман Овчинников

Общественник
Фото пользователя

Роман Овчинников

Общественник

«Её ценность будет стремиться к нулю». Общественник считает бесцельным ремонт велодорожки в Кургане

Роман Овчинников предлагает включить велодорожку в полноценный инфраструктурный проект

Поделиться

На сегодняшний день в Кургане вообще нет велодорожек

На сегодняшний день в Кургане вообще нет велодорожек

В Кургане к 2020 году обещают отремонтировать разрушенную наводнениями велодорожку вдоль проспекта Тюнина. Это предложение стало одним из лидеров народного интернет-голосования в проекте «Инициативный бюджет», и власти обещают выполнить волеизъявление жителей. Урбанист Роман Овчинников уверяет, что просто отремонтировать полотно — недостаточно. 

45.RU приводит мнение общественника.

Проблема многих городских решений в том, что они принимаются бесцельно. Параллельно Тюнина вот уже десятилетия пролегает разбитая велодорожка, и городские власти постоянно обещают её отремонтировать. Потому что «жители просят».

На самом деле жители просят не велодорожку как таковую, а альтернативный способ добраться из центра города в микрорайон Увал. Таким образом, недостаточно просто отремонтировать полотно, нужно ещё и обеспечить соединение с районной инфраструктурой, вплести её в ткань улицы, упростить её использование.

Сейчас велодорожка начинается из ниоткуда и приходит в никуда. Даже после ремонта полотна её ценность будет стремиться к нулю. Это все равно, что построить кусок ровной дороги в поле: проехать-то можно, но как туда безопасно попасть...

Поэтому речь должна идти не столько о ремонте конкретной велодорожки, сколько о полноценном инфраструктурном проекте пути из центра города в периферийные районы. Вот туда уже новая велодорожка впишется как нельзя кстати.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Маус
    6 июл 2019 в 23:13

    Какой мудрый креакл. Как мы до него жили.