11 декабря среда
СЕЙЧАС -4°С

«Я понимаю, откуда ноги растут!»: Ильясов попросил дать ему время на подготовку последнего слова

Участвовать в прениях экс-руководитель УФСИН Курганской области отказался

Поделиться

Прения по делу Ильясова завершились 

Прения по делу Ильясова завершились 

В Курганском городском суде закончились прения по делу бывшего руководителя УФСИН России по Курганской области Ильгиза Ильясова. Сегодня в зале суда выступили два адвоката подсудимого. Они огласили позицию стороны защиты сразу по нескольким эпизодам уголовного дела — получении трех взяток строительными материалами, злоупотреблении должностными полномочиями при строительстве дома для сына Ильясова — Тимура и побега заключенного со стройки.

Адвокаты Ильгиза Ильясова настаивают, что загородный дом строила не семья их подзащитного, а сын бывшего начальника УФСИН региона Тимур. Именно он выбрал в качестве подрядной организации ООО «Лесник», которая заключила договор с колонией на привлечение заключенных к работам на объекте. 

— Именно ООО «Лесник» по собственной инициативе заключило договор с колонией-поселением № 5, что является обычной практикой и не является противозаконным. Руководство колонии-поселения в лице начальника Коробейникова подтвердило, что Ильясов лично в процессе заключения договоров между колонией-поселением и ООО «Лесник» не принимал участия, — отметила адвокат Елена Киселева.

Тимур оплачивал все счета, которые выставлял подрядчик, а общество в свою очередь рассчитывалось с колонией. Как оплачивался труд заключенных, Ильгиза Ильясова и его сына не интересовало — это были внутренние дела колонии.

— Заработная плата осужденных зависела от сдельной оплаты труда, то есть от выполнения нормы выработки, а также от выполнения объема работ, а не от времени выполнения работ или фиксированного оклада, — отметила Елена Киселева. 

ООО «Лесник» и колония заключили договор на уборку территории загородного дома силами четырех осужденных. На всех они получили 13 с половиной тысяч рублей. 

— Согласно тексту обвинения Ильясов якобы дал указание сделать стоимость оплаты труда осужденных в локальных сметных расчетах минимальной. А работы, отраженные в них, должны включать и те виды, которые ранее уже были выполнены осужденными при строительстве дома Тимура. Свидетели в зале суда подтвердили, что действительно в оплату труда включались ранее выполненные работы осужденных в связи с нехваткой объемов работ для начисления заработной платы из-за сдельных условий оплаты труда, — отметила адвокат.

Адвокаты просят полностью оправдать их подзащитного

Адвокаты просят полностью оправдать их подзащитного

По мнению защитников Ильясова, если обвинение считает, что труд заключенных был безвозмездным или оплачен в недостаточном объеме, надо было рассчитать и указать, какой объем работ, в какие сроки, сколько дней и часов было потрачено на выполнение. А рассуждений заключенных, о том, что они хотели получить больше за работу недостаточно для обвинения Ильясова в злоупотреблении. Поскольку этого сделано не было, оплачивался труд осужденных согласно договорам, в которых была прописана уборка помещений.

— УФСБ сделаны голословные выводы об отсутствии оплаты осужденных до августа 2013 года, что не соответствует действительности, так как выплата была по другим договорам. Кроме того, все работы были учтены после августа 2013 года, — считает сторона защиты.

— С декабря 2012 года по август 2013 года не было смет, и люди за это время не получали деньги. Защита говорит: так в августе были же сметы, якобы эти работы повторно оплачены. Но в декабре делали одни осужденные работу, а в августе уже совершенно другие лица. А те, кто делал фундамент, они никаких денег не получили, — возразил стороне защиты гособвинитель Алексей Киселев.

Вторая претензия к использованию на строительстве загородного дома сына Ильгиза Ильясова осужденных — побег одного из них. По мнению следствия, заключенный сбежал из-за ненадлежащей охраны объекта. Причиной побега, указывает адвокат Ильясова, не могло стать нежелание осужденного работать на стройке без оплаты и соблюдения техники безопасности, поскольку к строительству дома его привлекли впервые. 

— Причины побега заключенного установлены в ходе расследования уголовного дела в отношении него, где указано в приговоре, что он жаловался на душевную болезнь и просил помощи имама. Причина побега — это желание с ним встретиться, — озвучила Елена Киселева.

Олег Зарубин привлек внимание участников процесса к тому, что загородный дом строил не подсудимый, а его сын, именно он подписывал все договоры

Олег Зарубин привлек внимание участников процесса к тому, что загородный дом строил не подсудимый, а его сын, именно он подписывал все договоры

Сбежавший был гражданином другого государства и привлекать его к выездным работам вообще были не должны, поскольку существовал приказ, запрещающий подобную практику, отмечает адвокат. Это полностью вина начальника колонии, а не Ильясова. Подсудимый также не отдавал распоряжения оформить побег, как совершенный из колонии, чтобы не привлекать внимания к незаконному труду. Как отмечает сторона защиты, у начальника колонии была причина скрыть факт, что заключенный сбежал со стройки, чтобы не быть наказанным за нарушение приказа. 

— Сторона защиты пытается убедить суд, что Коробейников был заинтересован указать местом побега колонию, а не стройку дома Ильясова. Но сотрудники уголовно-исправительной системы, руководители, замы они же подтвердили в суде, что данный приказ действительно был, но после побега, после того как из дома Ильясова убежал осужденный. Мотив скрыть побег был только у Ильясова, а не у иных лиц. Это подтверждает даже просто здравый смысл. Побег с дома начальника УФСИН, как можно отразить это руководству. Своими действиями подсудимый, безусловно, создал условия для осуществления возможного побега. Сотрудники ИК занимаются всем, но не своими обязанностями. Это все по указанию Ильясова. У Ильясова бесплатно работали все, в том числе и подчиненные, — отметил прокурор Алексей Киселев.

Алексей Киселев считает, что именно Ильясов создал условия для побега заключенного с территории стройки загородного дома

Алексей Киселев считает, что именно Ильясов создал условия для побега заключенного с территории стройки загородного дома

Также адвокаты Ильгиза Ильясова отметили, что у его подзащитного не было цели минимизировать расходы на строительство за счет заключенных. Наоборот, семья Ильясовых кормила осужденных пирогами, покупала для них сигареты и чай. Гособвинитель отметил, что он этого и не отрицает, но это недостаточная оплата за строительство дома.

По факту получения Ильясовым взяток от представителей строительных организаций в виде дорогостоящей напольной плитки, песка, труб адвокаты попросили полностью оправдать их подзащитного. Они считают, что Ильясов просто попросил помощи у представителей стройфирмы и рассчитался за полученные стройматериалы через посредника — субподрядчика, поскольку непосредственно представителя фирмы в Кургане в то время не было. 

— По мнению защиты, Ильясов ничего не обещал, а лишь попросил приобрести строительный материал. Ну, Ваша честь, я прошу вспомнить предыдущие дела — сотрудники полиции Алешкин и Шевелев, начальник налоговой Рыжук тоже просто просили помочь, они ничего не обещали. Вместе с тем судом осуждены и квалифицированы их деяния как общее покровительство, — обратился к суду Алексей Киселев.

Вернулись защитники сегодня еще раз и к обвинению в растрате при строительстве дома на Иковке для сотрудников и пенсионеров системы УФСИН. Адвокат Олег Зарубин отметил, что претензии к качеству строительства дома появились только после возбуждения уголовного дела в отношении Ильясова. На что прокурор заметил, что первоначально дело как раз и возбудили из-за жалоб людей на полученное жилье, все остальные эпизоды были выявлены во время расследования уголовного дела. Все недоделки и неисправности в доме устранялись вплоть до 2016 года, но не по указанию Ильясова, отметил Алексей Киселев, а из-за жалоб жильцов.

— Прокурором было сказано, что детская площадка и площадка под отходы были установлены намного позже, уже весной, а денежные средства были оплачены еще до сдачи дома. А как не оплатить? Во-первых, строить нужно было, не будет денежных средств, никто это не будет возводить и строить, во-вторых, уже была глубокая осень, как можно было площадку делать, уже снежный покров, лед на земле. Как можно было строить площадку под отходы? Как стало тепло, ее доделали, а то, что оплатили раньше, но ведь все свои обязательства сдержали. В чем вина Ильясова? В том, что нашел надежных партнеров, которые выполнили до конца свои обязательства, — отмечает адвокат.

Адвокат уверяет, что сотрудники УФСИН радовались получить квартиры в новом доме, даже устроили по этому поводу праздник

Адвокат уверяет, что сотрудники УФСИН радовались получить квартиры в новом доме, даже устроили по этому поводу праздник

Киселев возражает, что радость была не долгой, жильцы сразу же обнаружили недостатки, вызванные некачественным строительством

Киселев возражает, что радость была не долгой, жильцы сразу же обнаружили недостатки, вызванные некачественным строительством

— В конце 2013 года вселили жильцов, а летом 2014 года как не было детской площадки, так и не было, в 2015 году контейнеров для ТБО тоже не было. Но все это было оплачено Ильясовым еще в 2012 году, — возразил гособвинитель.

Свою речь во время прений защитники Ильгиза Ильясова закончили просьбой полностью оправдать их подзащитного.

— Отсутствие доказательства вины Ильясова является лучшим доказательством его невиновности. Полагаю, что сторона обвинения не представила бесспорных и достоверных доказательств виновности Ильясова в инкриминируемом деянии. В связи с этим я прошу в полном объеме Ильгиза Ильясова оправдать, — отметили защитники.

Сам Ильгиз Ильясов от участия в прениях отказался. Но попросил суд предоставить ему несколько дней для подготовки последнего слова.

— Потому что все-таки это последний шанс, как-то все оценить и рассказать, почему я здесь оказался, у кого это было большое желание, потому что это в ходе следствия не рассматривалось и вы бы меня остановили. А так я понимаю, откуда ноги растут и прочее, и мог объяснить, почему я здесь оказался. Но мне нужно время, чтобы подготовиться, потому что я не смогу за день-два, — обратился к суду Ильясов.

Суд просьбу бывшего руководителя УФСИН России по Курганской области удовлетворил и дал ему время на подготовку до понедельника. После этого суд удалится для вынесения приговора.

В ходе следствия и судебных заседаний Ильясов свою вину не признавал. Гособвинитель Алексей Киселёв попросил суд назначить Ильясову наказание в виде семи лет лишения свободы и штраф в два миллиона рублей. Кроме того, прокурор ходатайствовал лишить его права занимать должности на государственной службе на пять лет и специального звания — полковник внутренней службы.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!