3 августа вторник
СЕЙЧАС +26°С

Экс-жених убивал Веру 6 часов — новые подробности с суда над полицейскими, которые не приехали на вызов

Офицеры, которые допустили смерть девушки, продолжают нести службу в рядах МВД

Поделиться

Майор Михаил Балашов (слева) и капитан Дмитрий Тарицын в суде<br>

Майор Михаил Балашов (слева) и капитан Дмитрий Тарицын в суде

Поделиться

В Кемерово сегодня начали рассматривать уголовное дело в отношении двух полицейских — майора Михаила Балашова и капитана Дмитрия Тарицына. Именно эти офицеры полиции не отреагировали на многочисленные вызовы и не приехали в дом, где была буквально растерзана палачом-садистом 23-летняя Вера Пехтелева.

Эта жуткая трагедия разыгралась в январе 2020-го, но широкую огласку получила только сейчас: родственники и знакомые убитой не согласились с обвинением, предъявленным полицейским.

В тот день Вера пришла к бывшему бойфренду, чтобы забрать вещи, но из квартиры уже не смогла выйти. Владислав Канюс несколько часов удерживал ее, долго избивал, а затем задушил проводом от утюга. Соседи несколько раз звонили в полицию, взывали о помощи, говорили о драке в квартире и душераздирающих женских криках. Но на вызов и многочисленные звонки никто не отреагировал. Когда жильцы сами взломали дверь, было уже поздно. Девушка была мертва. Рядом находился и ее палач.

В итоге полицейским, проигнорировавшим вызов, было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 293 УК РФ «Халатность». Корреспондент NGS42.RU побывал на первом судебном заседании.

Офицеров полиции даже не отстранили от службы


Обвинение предъявили двум старшим оперативным дежурным — 41-летнему Михаилу Балашову и 40-летнему Дмитрию Тарицыну. Перед началом заседания ни между собой, ни с адвокатами, ни с журналистами они не разговаривали.

Как выяснилось в суде, офицеры полиции не были взяты под стражу, им выбрали меру пресечения, не связанную с СИЗО. Мало того — они продолжают работать в отделе полиции «Ленинский» — от службы их до сих пор никто не отстранил. Они, так сказать, продолжают изо всех сил защищать граждан, обеспечивая их безопасность.

Перед началом заседания судья уточнила у всех участников процесса, не против ли они присутствия журналистов. Против оказались подсудимые и их адвокаты.

— Еще перед началом заседания уголовное дело начало обсуждаться в «Инстаграме». Мы полагаем, что такое активное обсуждение, проведение фотосъемки, видеосъемки, размещение в средствах массовой информации может оказать влияние на суд и на последующий приговор, — сказала адвокат одного из обвиняемых Любовь Воронина.

Однако судья сочла доводы недостаточно вескими, и прессе разрешили освещать происходящее.

После этого представитель гособвинения заявил суду ходатайство о возвращении прокурору уголовного дела, чтобы переквалифицировать обвинение на более тяжкое. Аналогичное ходатайство предоставил и Илья Большаков, адвокат потерпевшей стороны, поддержав прокурора.

Он сообщил, что перед началом судебного заседания всем участникам процесса потерпевшая сторона передала аналогичное ходатайство. Этот документ есть в распоряжении редакции.

Адвокаты не находят причин для обвинения полицейских


Сейчас обоих полицейских судят по ч. 1 ст. 293 УК РФ. По этой статье максимальное наказание — штраф до 120 тысяч рублей или исправительные работы. Отец убитой девушки Евгений Пехтелев, от лица которого составлено ходатайство, просит изменить статью на ч. 2 ст. 293. По ней максимальное наказание — до 5 лет колонии.

В ходатайстве отца Веры описывается, что 13 января 2020 года Балашов и Тарицын заступили на суточное дежурство в 09:00 в дежурной части отдела полиции «Ленинский» УМВД России по городу Кемерово. 14 января в 04:55 они получили из дежурной части УМВД России по г. Кемерово сообщение о семейном конфликте в квартире на Ленинградском проспекте. Балашов внес сообщение в электронную карточку, но оперативно не отреагировал на сообщение о совершаемом преступлении, не направил сотрудников полиции.

В 05:21 Балашов ушел на перерыв. В это время его обязанности выполнял Тарицын. В 05:28 Тарицын, который знал о первом звонке, получил звонок от оперативного дежурного о криках.

— Таким образом, фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, указывают на наличие оснований для квалификации действий/бездействий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния, — отмечается в ходатайстве.

Однако защита обвиняемых заявила, что нет никаких причин возвращать дело в прокуратуру. По мнению адвокатов Балашова и Тарицына, нет причинно-следственной связи между действиями полицейских и смертью девушки.

— Мы сегодня на данном этапе рассмотрения уголовного дела никаких доказательств не исследовали и исследовать не имеем права. Но я полагаю, что в этой ситуации вменять нашим подзащитным причинение по неосторожности тяжких последствий в виде смерти потерпевшей Пехтелевой просто нельзя. Во-первых, между действиями, которые были совершены, и наступившей смертью Пехтелевой, то есть ее убийством, должна быть безусловно установлена причинно-следственная связь. Я полагаю, что причинно-следственной связи между действиями моего подзащитного и наступившей смертью потерпевшей безусловно не установлено и установлено быть не может, — сказала адвокат одного из обвиняемых Любовь Воронина.

Бывший парень Веры Владислав Канюс задушил ее проводом от утюга, но вину не признал

Бывший парень Веры Владислав Канюс задушил ее проводом от утюга, но вину не признал

Поделиться

Защитница обвиняемых уточнила, что звонки от соседей поступали в службу 112, поэтому полицейские просто не знали, в какой ситуации находится девушка. Кроме этого, адвокат обратила внимание на то, что смерть девушки наступила не от побоев, а от удушения. Мы приводим ее речь почти дословно, чтобы был понятен весь цинизм.

— Это однократное действие. И где, в какой момент виновное лицо решило применить тот предмет, которым была задушена потерпевшая по настоящему делу, не устанавливается вообще. Но в любом случае смерть наступила от удушения. И о том, что виновное лицо применит в отношении нее, [потерпевшей], предмет и будет перекрывать ее дыхательные пути, наши подзащитные, безусловно, не знают и знать не могли, — сказала Любовь Воронина.

Воронина также заявила, что прокуратура выступила с ходатайством о переквалификации дела только потому, что в социальных сетях и СМИ началась «шумиха».

«Дочь была бы жива»


Что обо всём этом думает отец убитой девушки, догадаться несложно. Евгений Пехтелев рассказал, что с дочерью поддерживал отношения, несмотря на то, что они расстались с ее мамой. Гибель дочки стала самым большим горем. Отец уверен, что если бы не полицейские, а точнее, их бездействие, дочь была бы жива.

— [Самое справедливое наказание] — расстрел. Они были пособниками этого преступления. Они пособничали убийству моей дочки. [В течение года] мы надеялись на правосудие. Действовали в рамках закона — подавали различные жалобы и ходатайства. Но дело в суд передали, и у нас осталось меньше шансов на то, что восторжествует правосудие, — сказал отец Веры.

Между тем суд пошел навстречу родным несчастной девушки. Судьи совещались больше часа и в итоге решили удовлетворить ходатайство о возвращении дела в прокуратуру.

— Суд постановил: уголовное дело в отношении Балашова и Тарицына, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ, возвратить прокурору Ленинского района города Кемерово для устранения препятствий для рассмотрения его судом, — зачитала судья решение.

Можно было предвидеть реакцию «боевых» офицеров. Свою вину полицейские не признали. После слушания адвокаты обвиняемых не стали разговаривать с журналистами, как и сами полицейские. Но, вероятнее всего, в ближайшие 10 дней они попытаются обжаловать это решение суда, как бы сейчас ни возмущалась буквально вся страна, говоря о том, что у полиции хватает мужества бить людей на митингах, но как оказать помощь — их не дозовешься. Как нам до этого сказала депутат Госдумы Оксана Пушкина, ответственность за издевательства над Верой лежит на государстве. Оно не смогло предотвратить случившееся. В данной ситуации государство представляли как раз два офицера, которые больше всего переживали не об убитой Вере, а собственной шкуре.

Что касается садиста, который устроил расправу над Верой, он тоже решил полностью не брать на себя вину. Бывший парень Веры Владислав Канюс признал вину только частично. Адвокат потерпевших Илья Большаков рассказал нам, что следующее заседание назначено на 2 марта.

Что же это за чудовище, которое лишило жизни свою бывшую девушку после того, как она решила с ним расстаться?

«Я не хотел, чтобы она с ним дружила»


По словам Евгения, отца Веры, дочь три года встречалась со своим будущим убийцей. Родители сразу были против этих отношений: у парня неполное среднее образование, он нигде не работал и даже не хотел. Также родителей девушки беспокоило, что отец Владислава застрелился почти 10 лет назад, когда после кражи на него завели уголовное дело. Родные беспокоились, что после такого события жених дочки мог иметь проблемы с психикой.

— Я когда узнал, что она с ним дружит, сказал ей: «Вера, я не хочу, чтобы ты с ним дружила». Объяснил, что, мол, он сын самоубийцы, гнилая кровь. И всё, она сразу стала скрывать от меня, что продолжает встречаться. Я его нигде не видел и не слышал. Брат мой его раз или два видел в торговом доме, но он (Владислав. — Прим. ред.) не подходил. Ну мало ли, не хочешь общаться, ну и всё. И она его от меня скрыла, — говорит отец убитой девушки.

Отец девушки был против ее отношений с парнем, который потом ее и убил

Отец девушки был против ее отношений с парнем, который потом ее и убил

Поделиться

По его словам, Вера разорвала отношения с Владом еще в ноябре 2019 года — она вернулась в общежитие своего университета. Но долго не забирала вещи из квартиры, которую они снимали вдвоем на Ленинградском проспекте. Евгений уверен, что его дочь рассталась с бывшим возлюбленным потому, что поняла — это односторонние отношения.

— Он не хотел расставаться. А что ему расставаться? У него восемь классов образования. Нигде не работал и не хотел. У него даже было водительское удостоверение, мог бы, как многие ребята, таксистом работать, но нет. И я видел, что в последнее время она мне звонила, допустим: «Пап, косметика закончилась», ну дашь ей эти 2–3 тысячи. Заболело горло — на лекарство, чтобы быстрее прошло. Ну вот, вытягивал через дочь деньги. А потом она сама поняла, что ее тянет эта условная семейная жизнь, — Евгений Пехтелев тяжело вздыхает, вспоминая всё это.

Он говорит, что Вера не попросила его поехать вместе с ней за вещами и даже не сказала ему об этом. В итоге, по мнению отца девушки, парень сначала начал ее психологически унижать, а после — избивать.

Первые травмы получила за 6 часов до смерти


Евгений рассказал, что, согласно заключению судмедэксперта, первые, незначительные травмы девушка получила за 6 (!) часов до смерти. С каждым часом парень наносил удары всё сильнее и чаще. В итоге 14 января 2020 года в 06:30 девушка умерла. Всего на ее теле нашли 56 ударов.

На судебном заседании по уголовному делу в отношении двух полицейских судья озвучила причину смерти девушки:

— Смерть наступила до приезда сотрудников скорой помощи… в результате травмы шеи, сопровождающейся механической асфиксией, и травмы головы, в совокупности осложнившихся развитием отека головного мозга, — зачитала судья.

Вере было всего <nobr class="_">23 года</nobr>

Вере было всего 23 года

Поделиться

Владиславу Канюсу предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 105 УК РФ «Убийство». Рассмотрение этого дела началось еще 20 ноября 2020 года. И с тех пор заседание переносилось уже 7 раз.

Как сообщил адвокат родственников Веры Илья Большаков, это происходит по объективным причинам. Дело в том, что сейчас рассмотрение дела находится на стадии представления доказательств и опроса свидетелей.

— Представление доказательств и опрос свидетелей. Не всегда возможно обеспечить явку. Сейчас мы установили, что один из свидетелей в Москве живет, будем видеоконференцию организовывать. Следователь, который первоначально расследовал это дело, сейчас в Междуреченске находится, там свою деятельность осуществляет. Так как необходимость есть в его допросе, сторона обвинения с помощью видео-конференц-связи произведет его допрос. Это тоже будет 2 марта, — рассказал адвокат потерпевших Илья Большаков.

Он добавил, что со следствием Владислав не сотрудничал и вину признал частично. Мол, он нанес Вере всего 4 удара и не хотел ее убивать. Кто нанес остальные 52 и добил 23-летнюю девушку, предстоит выяснить суду. Пока мы видим троих здоровых мужчин, которым очень страшно ответить за преступление, в результате которого не стало Веры.

Мы продолжаем следить за этой страшной историей.

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Кургане? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...