Top.Mail.Ru
СЕЙЧАС -23°С
Все новости
Все новости

«Вот такая джага-джага»: Фадеев прокомментировал попадание песни «Мой мармеладный» в мировой тренд

Трек вошел в пятерку чарта вирусных трендов

Продюсер считает попадание в тренды поворотом к русской культуре

Поделиться

Песня продюсера Максима Фадеева, которую в 2004 году спела Катя Лель, попала в пятерку мирового чарта «50 вирусных трендов» в музыкальном стриминговом сервисе Spotify. 45.RU написал в телеграме автору вновь обретшей популярность песни о том, как он сам объясняет ее новую популярность и следит ли продюсер за такими топами.

— Необъяснимо, но факт: моя песня «Мой мармеладный», которой в следующем году исполнится 20 лет — в мировом топ-5 в Spotify и в мировом топ-10 Shazam. На сегодняшний день снято более 160 000 роликов под трек. Не без гордости скажу, что это уже шестой трек моего авторства, который стал популярным в мире.

Именно сегодня, в условиях т.н. «отмены» всего русского, песня на русском языке взлетела в мировых чартах. Видимо, пришло время. Я всегда говорил, что однажды, благодаря нашей культуре, множество сбитых с толку людей снова повернутся к России лицом. Люди не хотят отмены русской культуры, они ее любят, что и доказал успех песни «Мой мармеладный» спустя 20 лет с момента ее релиза, — прокомментировал Максим Фадеев в своем телеграме.

Фадеев вспомнил истории историю этой песни, когда певица Катя Лель только пришла к музыканту писать альбом. Он отмечает, что в арсенале певицы был не самый хитовый и современный репертуар. А теперь, выходит, он и вовсе опередил время: трек из альбома «Джага-джага» вышел почти 20 лет назад и был сверхпопулярен и в России.

Продюсер рассказал, как он пришел к новому звучанию Кати Лель: аранжировку к треку сделал как раз ученик Фадеева Андрей Харченко, с которым продюсер работает больше 20 лет.

— Я думал над тем, как в своей музыке сделать ее голос другим, неузнаваемым, чтобы новый материал не ассоциировали с тем, что она выпускала. В связи с чем я не только придумал ей легкий иностранный акцент, но и в процессе сведения голоса мы значительно меняли его частотно и структурно, заменяли ее гласные, согласные. Одним словом, делали всё, чтобы она зазвучала совсем по-новому, — отметил уроженец Кургана. — А еще помню, что трек не прошел худсовет на «Европе Плюс» и на многих других российских радиостанциях и телеканалах, так как программные директора и худсоветы не услышали в нем хита. Вот такая джага-джага.

Отметим, что ранее в российском сегменте завирусилось его исполнение песни «Джулия» Байгали Серкебаева и Батырхана Шукенова на конкурсе «Ялта-90».

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter