СЕЙЧАС +21°С

Мигель, режиссер, хореограф, продюсер: «Начинается жесткая борьба, поблажек никому не будет!»

Поделиться

Выдающийся российский хореограф Мигель в свое время шесть лет жизни посвятил хореографическому училищу. Но вовремя понял, что вряд ли его там чему-то научат, максимум — запакуют в некие штампы. Он бросил учебу и начал работать. О главном мюзикле в своей жизни, об отношении к танцам в России и за рубежом, а также о том, что ждёт участников нового сезона шоу «Танцы» на ТНТ, Мигель рассказал в интервью нашему изданию.

Поделиться

— Мигель, давайте начнём с самого начала. Что послужило для вас стимулом стать танцором?

— Мои родители всегда тянулись к искусству, но артистов в семье не было. Бабушка была учительницей литературы и русского языка. Она приучила меня слушать Майкла Джексона. (Улыбается.) В четыре года я ткнул пальцем в экран телевизора, где показывали балет «Жизель», и закричал: «Мама, хочу так же!» Всем стало ясно, куда пойдет ребенок. В пять лет я впервые попал на спектакль в Большом театре, после чего пересмотрел их все. А когда поступил в танцевальную школу — мой роман с танцами закрутился на полную.

— Вы окончили профессиональное хореографическое отделение?

— Нет, я никогда ничего не оканчивал, у меня нет образования ни хореографического, ни режиссерского. На хореографическое я поступил и даже начал учиться, но вскоре учебу забросил. Я понял, что меня там ничему хорошему не научат, а запакуют в некие штампы. И с этими штампами я выпустился бы как рядовой хореограф, а таких очень много.

— Получается, всему можно научиться в зале?

— Дело не в зале, я всему научился с опытом. Я с шестнадцати лет на большой сцене, был солистом главных мюзиклов России — «Метро», «Нотр-Дам де Пари», «Ромео и Джульетта». Все пошло как по накатанной — заказы, много работы. Моей учебой стала моя работа.

— Среди этапов вашей карьеры — участие в известных мюзиклах. А есть среди них любимый, в котором вы свое участие считаете неоспоримым преимуществом всего представления?

— Наверное, это мой первый спектакль, который я поставил в четыре года. Это было «Лебединое озеро» на четыре акта. Декорациями были стулья и шторы. Спектакль продолжался три часа, и родители должны были все это время терпеливо смотреть, как мы танцевали с подругой Машей. (Смеется.)

— Вам выпала честь в свое время поработать с Людмилой Гурченко. Какой ценный опыт вы получили тогда? Какой запомнили Людмилу Марковну?

— Я очень волновался перед нашей первой встречей. Мне было безумно приятно с ней работать. Людмила Марковна потрясла меня творческой самоотдачей. Она никогда не позволяла себе жаловаться на усталость или заявлять, что не может чего-то сделать.

— Вы сотрудничали со многими зарубежными и российскими звездами. Отличается ли их отношение к постановке хореографии в номере или фильме?

— Конечно, отличается, на все двести процентов! На Западе хореография считается таким же важным элементом номера, как и вокал, декорации, костюмы. Соответственно, танцоры и вокалисты являются равноправными участниками шоу. Там нет таких конкретных разделений: вот этим надо загоняться поменьше, потому что я не танцор, я — певец. У нас же совсем не так.

— Кто для вас авторитет в танцевальном мире? Я знаю, что вы большой поклонник Майкла Джексона…

— Да, конечно, он до сих пор остается моим кумиром, но мне не совсем нравится то, что сейчас делают с его альбомом.

— Как вы оцениваете танцевальную культуру в России? Какие особенности есть у нас в сравнении с Европой или Америкой?

— Танцевальная культура у нас в стране очень размытая, ее нужно поднимать. И стоять у истоков этого однозначно приятно. Почему-то только в России так: если ты бальник, то только бальник, если народник, то народник. Универсалов не воспитывают. А у нас как раз проект об этом, об универсалах.

— Мигель, теперь к проекту «Танцы» на ТНТ. Чем вас привлекли «Танцы», и почему вы согласились стать наставником?

— Как может быть мне, бывшему танцовщику и хореографу, нынешнему режиссеру, не интересен такой проект? Как я мог от него отказаться?! (Смеется.) Это проект, в котором я могу вести себя так, как хочу. Могу быть в нем нас-то-я-щим. Я много работал на разных телеканалах, но именно на ТНТ могу раскрыться и вижу результаты. Изначально я не хотел быть наставником, потому что считаю себя человеком непубличным, не люблю лезть в кадр. Каждый должен заниматься своим делом. Поэтому я никогда не даю уроки и мастер-классы, не открываю свои школы. Я не педагог. Да, могу преподавать, но знаю, что это не принесет мне такого же удовольствия, сколько приносит работа на сцене. Мне было страшно войти в кадр, но меня подбадривали и направляли, в результате я такой смешной Мигель и получился.

— Какую главную задачу ставили перед собой создатели проекта «Танцы» — сформировать хороший танцевальный вкус у зрителя, найти профессиональных танцоров или какую-то другую?

— Вообще это моя давняя мечта — сделать нормальный танцевальный проект в России. Я на это подговаривал кучу продюсеров множество раз. Мы хотели, чтобы «Танцы» стали первым профессиональным проектом для российских танцовщиков. Чтобы люди начали понимать, что такое танцевальные стили, стали отличать хорошую хореографию от плохой. Это основной упор проекта «Танцы». Мы хотим вывести хореографию на профессиональный уровень — не просто в театрах, а еще и на улице. Судя по тем отзывам, которые получаем, мы все делаем правильно.

Поделиться

— На что обращаете внимание при выступлении участника?

— Много на что. Последнее время особенно обращаю внимание на качество техники исполнения и на профпригодность людей, которые танцуют на сцене.

— Что почерпнули из участия в проекте?

— На каждом проекте я учусь у тех людей, с кем работаю. Происходит взаимообмен. Без этого никак нельзя.

— Пишут, что у вас очень натянутые отношения с Егором Дружининым. Это правда?

— Понятное дело, что есть какое-то соперничество. Но в основном хорошо все складывается. Споры иногда возникают, когда одному нравится танцовщик, другому — не очень. А так нет. Все хорошо! (Улыбается.) У нас разный метод наставничества, а в творчестве совершенно разный стиль. Я люблю «движуху», для меня это главное, а Егор больше классик. Мне нравится, что он делает, как он ставит танцы, но я абсолютно другой! Ну, вы же видите, какой я!

— Насколько тяжело было работать в самом начале?

— Да, поначалу было сложно работать с Егором, ведь мы практически не пересекались с ним раньше. Но теперь все хорошо. Что касается участников — нет, было не сложно. Я подбираю себе тех людей, которые близки мне по духу. Такие люди понимают, чего я от них требую. И не получилось бы команды «М» и тех хитов, которые мы сделали на проекте, если бы мы не чувствовали друг друга. В моей команде работа складывалась жестче, чем у Егора. Был пример, когда мы менялись командами, и ребята из его состава очень сложно привыкали к нашей хореографии и режиму работы. Им было невероятно трудно, а моя команда справилась с задачей за один день, и поэтому перед эфиром они отдыхали. Я люблю сложности и настраиваю свою команду на нелегкий путь, начиная с мастер-классов. С самого первого дня настраиваю их на режим максимальной отдачи, чтобы они не сломались потом в проекте. Если нагрузка идет по накатанной вверх, то в определенный момент случается слом. Поэтому я ставлю пик максимальной нагрузки на начало и веду его долго, снижая планку. И тогда участники проходят восходящую абсолютно спокойно. Мне от этого с ними работать легко.

— А как рождаются номера?

— Сначала нахожу интересную музыку, потом на нее накладывается танец. Часто движения вижу во время сна — и сразу вскакиваю с кровати, чтобы все записать. Сложность подготовки в том, что музыку иногда приходится менять в последний момент, чаще всего из-за защиты авторских прав, и тогда концепция рушится, ведь готовилось все под конкретную мелодию. Много провальных номеров было именно по этой причине. А времени у нас на подготовку катастрофически мало, всего три дня. После того как мы отработали эфир, за ночь нужно успеть продумать следующее выступление и утром сдать все концепции на утверждение вместе с музыкой, костюмами, декорациями и образами артистов. И на следующий день уже начинаем снимать профайл с утвержденной концепцией. Много работаем и над декорациями: задаем нашим дизайнерам настроение определенного номера, после чего они предлагают свои идеи. Иногда у меня возникают конкретные образы в голове. Например, когда Исакова танцевала свой номер, стена из невероятных стульев — это полностью моя заслуга. (Улыбается.)

Поделиться

— Должен ли быть в танцах элемент эпатажа?

— Главное в танце — душа, а если человек не вкладывает душу в танец, он занимается спортом. Вот и все, точка. А у нас не спортивные соревнования. На них надо ехать на Олимпийские игры.

— Как член жюри вы довольно резки в своих высказываниях. А в жизни вы всегда резки по отношению к окружающим?

— Категорически не приемлю в людях безалаберность и фамильярность. Я люблю дисциплину и считаю, что для профессионала это основополагающее качество. Я невероятно требователен! Все меня очень сильно боятся, хотя внешне человек я веселый. Мое основное правило — быть со всеми дружелюбным и приветливым. Я могу загулять, могу неожиданно всех увезти в Питер, потусить два дня. Но что касается работы, я очень жесткий. И в данном случае это работа, а не пионерский лагерь. Дружба дружбой, а жвачки врозь. (Смеется.)

— Вы считаете, что метод кнута полезнее метода пряника?

— Если я не скажу человеку правду, кто еще это сделает? Самая большая ошибка людей — когда они начинают льстить либо говорить неправду. Они ведут человека не по правильному пути. Он может зарыться в каких-то непонятных вещах и погубить себя. Мы ведь ответственны за тех, кого приручаем.

— Чем сейчас занимаются участники первого сезона?

— У ребят все хорошо, они много работают, только что вернулись из большого гастрольного тура по городам России, теперь готовятся ко второму. Каждый из них воплощает в жизнь свою мечту. Ведь, по сути, танцовщику нужны сцена и хороший гонорар, а все это у них есть. Сразу оговорюсь, что в новом сезоне шоу «Танцы» участники первого сезона задействованы не будут ни как танцовщики, ни как хореографы. Кстати, в следующем году мы планируем открыть большую танцевальную школу в Москве, а затем и танцевальный лагерь. Между прочим, он станет первым в России! Вот туда мы и привезем наших участников из первого и второго сезонов, пусть обучают молодежь. Приедут туда и хореографы мировой величины.

— Что бы вы пожелали ребятам, которые придут на новый сезон шоу «Танцы»?

— Не бояться телевидения. Мы действительно делаем профессиональный проект и пришли сюда, чтобы найти профессионалов. Они в любом случае будут востребованы, рынок нуждается в российских танцовщиках. На свои проекты мне порой приходится привозить танцовщиков из Украины — не могу здесь найти людей.

Поделиться

— Какие нововведения будут в новом сезоне? К чему готовиться зрителям?

— Основное нововведение — мы будем четко следовать правилам. Начинается жесткая борьба, поблажек никому не будет! В первом сезоне мы относились к участникам как к детям, грустно было расставаться. Я старался максимально раскрыть потенциал каждого танцовщика в своей команде. И хоть иногда казался зрителям излишне строгим судьей, особенно на начальном этапе, поясню: недостаточно иметь хорошую подготовку, чтобы пройти кастинг. Необходимо обязательно быть яркой личностью! Такими и являются участники нового сезона.

— После сочинской Олимпиады все дети побежали в спортивные секции. А после шоу «Танцы» все отправились танцевать. Как считаете, все ли могут это делать, и что посоветуете новичкам?

— Все могут танцевать, главное, не надо ломиться в профессионалы. Если танец приносит вам удовольствие и душевное спокойствие — танцуйте! А вот в профессионалы должны идти только очень талантливые люди. Но если вы все же ступили на этот путь, скажу одно: верьте в себя! Занимайтесь своим любимым делом и ни в коем случае не обращайте внимания на мнение других. Отделяйтесь от толпы и будьте личностями!

Мигель (настоящее имя Сергей Мигельевич Шестеперов) родился 21 июля 1982 года в пос. Подрезково Московской области. Отец — Мигель Фернандо Чамблин Меса, мать — Шестеперова Татьяна Сергеевна. Первые два класса Мигель учился в зеленоградской средней школе, с третьего по пятый класс — в школе-гимназии «Гармония», в пятом классе поступил в школу-студию «Фуете», которую бросил через три года. Десятый и одиннадцатый классы окончил экстерном. В 19 лет поступил в Московский государственный университет культуры и искусств.
С 1999 по 2004 годы Мигель выступал в мюзиклах в качестве артиста балета. В 2004 году принял участие в проекте «Фабрика звёзд» и дошёл до финала шоу. В 2011 году начинает работу в качестве хореографа при съёмке клипов Валерия Меладзе, Зары и Розенбаума и др., с 2014 года наставник шоу «Танцы» на ТНТ.
Смотри новый сезон шоу «Танцы» с 22 августа в 21:30 на ТНТ.

При поддержке пресс-службы телеканала ТНТ

Фото: Фото предоставлены ТНТ

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter